Теоретические подходы к исследованию телесности человека — страница 10-12

Ключевым для гуманистической психологии является понимание того, что каждый человек уникален, неповторим. Исходная метафора этого подхода — метафора зерна или желудя. Зерно будет прорастать при наличии соответствующей почвы, влаги, воздуха. Человек будет произрастать при наличии внимания, эмпатии, принятия и т.д.[1] Психику конкретного человека описывать бесполезно, но полезно, осмысленно описывать условия, при которых образуются пары, складывание которых, например, вносит целебные изменения в человеческое самосознание.

А. Маслоу ввел в научный оборот понятие самоактуализация — центральное понятие в его концепции гуманистической психологии. Под самоактуализацией А. Маслоу понимал наиболее полное раскрытие способностей и реализацию потенциала человека. При этом большое значение придавалось соотношению психологической нормы и здоровья. Смысл слова «нормальный» не указывает нам на здорового счастливого человека. Он вообще ничего не говорит о качествах и возможностях человека, о характеристиках его природы. Гуманистическая психология, ставя вопрос о «нормальном, здоровом человеке», говорит о его природе. Природа человека характеризуется здесь как открытая для развития и самосовершенствования, для воплощения в жизнь всех лучших задатков и способностей. Для А. Маслоу здоровье человека предполагает самоактуализацию[2].

В психологической системе В. Франкла большое значение придается такой категории, как свобода. Применительно к человеческому бытию она выступает как условие для автономного духовного существования человека.

Свобода рассматривается по отношению к трем феноменам: к влечениям; к наследственности; к среде. Рассматривая таким образом понятие свободы, В. Франкл приходит к пониманию человека в контексте биологических, наследственных факторов и факторов среды: «человек — это меньше всего продукт наследственности и окружения; человек в конечном счете сам решает за себя!»[3].

В полемике с З. Фрейдом основатель экзистенциального анализа В. Франкл в 1930-е годы отстаивает трехмерную модель человека, содержащую в горизонтальной плоскости два измерения: телесное и психодинамическое, и третье – духовное – измерение, вертикаль, противопоставленную первым двум. Оппозиция духовного психофизиологическому – это ключевой момент франкловского понимания персонального измерения. Он говорил, что только обитатели сумасшедшего дома живут, подчиняясь принципу «нравится – не нравится». Нормальные люди используют также измерение «хорошо – плохо»[4].

В экзистенциальной парадигме под телом понимается не только и не столько физический организм, ограниченный границами кожи, а непосредственно сам человек со всеми его мыслями, эмоциями и чувствами. Подобный поход к телесности человека детально проработан в концепции телесности (экзистенциал телесности) Медарда Босса, а также в понимании тела как Дюркхайма[5].

Отличительные особенности экзистенциальной телесно-ориентированной психотерапии[6]:

  • Тело понимается как я сам, экзистенциальная опора всего сущего, эталон моей неразрывной связи с миром, моей безусловной причастности миру.
  • Тело рассматривается вне (или до) субъект-объектного членения реальности, как телесно-душевный континуум, включающий смысловые горизонты.
  • Тело рассматривается в неразрывной связи с другими и с миром (бытие-в-мире, бытие-вместе).
  • Тело выступает как своего рода «напоминатель» присутствия смерти в моей жизни, конечности моего физического существования.

Методическими подходами экзистенциальной телесно-ориентированной психотерапии являются следующие[7]:

  1. Терапевт при непосредственной работе с телом пациента не руководствуется ни какими заранее установленными алгоритмами и схемами, его конкретные действия всецело определяются и задаются контекстом ситуации.
  2. В работе с движениями тела отрабатывается движение всей целостностью своего существа, исключая привычную последовательность: ментальный приказ — действие.
  3. Терапевт должен быть предельно собран и всецело присутствовать (быть при сути) в психотерапевтической ситуации.
  4. Уделяется особое внимание связи человека с миром, развивается чувствование собственной нераздельности с другими и с миром.
  5. Базовый принцип тренировки — от тела к более широкой реальности, например, от телесной собранности, к собранности вообще.
  6. Толкование конкретного опыта проводиться не каузально (психоаналитическая традиция), а экзистенциально («Как я существую?») и проспективно («Какие наброски смысла мне открываются?»).
  7. Экзистенциальная психотерапия — не есть форма одностороннего воздействия на пациента, а просто общий отрезок Пути (совместный процесс), на котором один (терапевт) лишь немного больше заботиться о другом (пациенте), т.е. расчищает дорогу и выступает в качестве проводника.

 

 

[1] Братусь Б.С. Опыт обоснования гуманитарной психологии // Вопросы психологии. 1990. № 6.

[2] Маслоу А. Дальние пределы человеческой психики. М., Евразия, 1997, с. 238—250.

[3] Франкл В. Человек в поисках смысла. — М., 1990.С. 106—107

[4] Франкл В. Духовность, свобода и ответственность // Франкл В. Человек в поисках смысла. М., 1990. С. 93.

[5] Самозванова Е.А., Андропова Л.О. Проблема телесности в истории психологии [Электронный ресурс] — Режим доступа: http://www.rae.ru/forum2012/12/3187, свободный. — (Дата обращения — 02.04.2012)

[6] Дюркхайм Калфрид. О двойственном происхождении человека. — Спб., — Импакс, 1992.

[7] Экзистенциальная психотерапия и телесность человека [Электронный ресурс] — Режим доступа: http://hpsy.ru/public/x1407.htm, свободный. — (Дата обращения — 02.04.2012)