Теоретические подходы к исследованию телесности человека — страница 7-9

Тело — это одновременно Я и не-Я, но вместилище моего истинного Я, через которое Я способно выражать свою сущность. Подобное понимание телесности подводит нас к особой дефиниции Я-физического «образ тела».

Несовпадение натурального и «культурного» тела человека образует зазор, в пространстве которого развиваются специфические расстройства, относимые обычно к группе функциональных или конверсионных симптомов. Принципиальной особенностью такого рода расстройств является сочетанное отсутствие какой бы то ни было объективной патологии с особым символическим смыслом данного нарушения. Принципиальная возможность их реализации обусловлена подвижностью границ телесного Я, позволяющих создать особую конфигурацию «ложных границ», имитирующих органическую патологию. Хотя эта гипотеза нуждается в специальном обсуждении и доказательстве, можно предположить, что механизм формирования конверсионных симптомов заключается в том, что они разворачиваются только в сфере «полупрозрачных» функций, которыми человек овладевает (или принципиально может овладеть). Сущность конверсионной патологии заключается именно в отказе/ поломке управления этими функциями (или, напротив, введении скрытого управления ранее автоматизированными функциями) и перемещении границы субъекта с внешнего контура к внутреннему. Нарушение движений в случае астазии-абазии, мутизм, колиты, запоры, поносы, энурез, нарушение глотания, рвота, одышка, аспирация и пр. происходят не на анатомическом или физиологическом уровне, а именно как нарушение регуляции, перемещение зоны контроля. Они, как правило, исчезают во сне, под воздействием психотропных препаратов или даже при отвлечении внимания. Сама возможность конверсионных функциональных расстройств есть плата за превращение анатомического организма в культурное тело и приобретение им семиотических свойств[1].

Культурно-историческая концепция развития психики позволяет качественно изменить общее представление о телесном развитии человека (нормальном и аномальном), о закономерностях и механизмах социализации телесных феноменов в норме и патологии. В рамках данного подхода телесность впервые становится не только предметом естественнонаучного анализа, но и включается в широкий контекст гуманитарного знания (психологического, философского, культурологического, этнографического). Можно предположить, что отклонение от культурного пути развития и есть один из центральных источников нарушении телесных функций и возникновения психосоматических расстройств[2].

 

 

 

1          Гуманистический подход

Сущность гуманистического подхода к изучению и объяснению личности корнями уходит в экзистенциальную философию, которая представлена такими именами как Бердяев (Россия), Сартр, Камю (Франция), Хайдеггер, Ясперс (Германия), Ортега-и-Гасет (Испания), Лоури, Баррет (США). На экзистенциализм оказали влияние философия человека  Достоевского, Ницше, феноменология Гуссерля.

Экзистенциально – гуманистическая психотерапия – это глубинная жизнеизменяющая терапия, позволяющая сделать жизнь более осознанной. Этот подход рассматривает жизнь человека в целом, то, как он живет свою жизнь. Экзистенциальный подход как любой глубинный подход предполагает, что обрезание симптома не ведет к излечению, а реальные изменения возможны только при работе с глубинным содержанием. Экзистенциальная психотерапия – это динамический терапевтический подход, предполагающий, что неосознаваемые силы оказывают влияние на сознательную деятельность. Экзистенциальная психотерапия основана на тезисе: внутренний конфликт, терзающий нас, проистекает не столько из нашей борьбы с подавляемыми инстинктивными склонностями, значимыми взрослыми или же частичками полузабытых травматических воспоминаний, сколько из внутреннего конфликта с «данностями» существования. В данном подходе базовый конфликт заключается в конфронтации человека с конечными данностями существования: смертью, свободой, изоляцией, бессмысленностью. Жизнеизменяющая терапия – это попытка клиента и психотерапевта помочь первому проанализировать, как он отвечает на экзистенциальные вопросы жизни, и попытаться пересмотреть некоторые из ответов так, чтобы сделать его жизнь более аутентичной и, таким образом, более реализованной.

[1] Тхостов А.Ш. Психология телесности. — М.: Смысл, 2002. С. 75-76.

[2] Николаева В. В., Арина Г. А.  От традиционной психосоматики к психологии телесности [Электронный ресурс] — Режим доступа: http://www.psy-trening.com/bibleo/nikolaeva_arina.doc, свободный. — (Дата обращения — 02.04.2012)