Теоретические подходы к исследованию телесности человека — страница 4-6

Психосоматическое развитие человека с позиции культурно-исторического подхода рассматривается как процесс закономерного становления механизмов психологической регуляции телесных функций, действий и феноменов в процессе взаимодействия ребенка со взрослым. Таким образом, телесность встраивается в общий ход психического развития как необходимое условие и его инструмент и, подобно любой психической функции, обретает знаково-символический характер, «культурную» форму.

Непосредственно содержание телесной культуры понимается как область ценностно-ориентированного разрешения развивающихся в течение жизни человека противоречий между природными, материальными, «телесными» предпосылками и потребностями, с одной стороны, и социальными требованиями, нормами, ценностями, правилами, с другой стороны.

Культурно-исторический подход подразумевает рассмотрение телесности человека как его специфического способа существования. Телесность человека не тождественна биологическому организму и не сводится к выразительным движениям. Все ее проявления осмысливаются индивидом с позиций конкретной культуры. Разгадать «язык тела», научиться распознавать и обозначать вербально внутренние состояния — одна из важных задач в ходе онтогенеза. При этом «язык тела» отражает не столько индивидуально-психологические, сколько социальные характеристики, в частности, общественный статус, тендерную специфику, отношения власти и подчинения, культурные представления о телесности. Он существует постольку, поскольку человек является мыслящим существом, изначально находящимся к миру в семиотическом отношении.

Человек включен не только в мир внешних вещей, противопоставленных ему самой силой природы, с безличной «железной» необходимостью навязывающей ему свои законы, но и в человеческую среду, осуществляющую свои коммуникативные запреты. «Коммуникативные акты обнаруживают, придают оформленность и постоянно перепроверяют присутствие говорящего в пространстве человеческого общения. Они создают его «место» и одновременно место других, с чьим сопротивпением -противоречием говорящий в этом пространстве сталкивается»[1].

Тело в таком подходе рассматривается как текст, написанный на двух языках — природы и культуры. «Язык тела» — совокупность телесных проявлений, отражающая душевное состояние человека, его мотивы и особенности взаимоотношений с окружающим миром[2].

На уровне биологического существования парадигма соотношения индивида и его тела заключается в принципе «быть телом» (т.е. как их совпадение), а социальный уровень этого отношения обозначается как «иметь тело». В данном случае акцентированы два обстоятельства: рефлексивность, отношение человека к телесности и отделенность тела от субъекта, его объективизация. Телесность рассматривается прежде всего как необходимое звено в функциональном обеспечении той или иной деятельности[3].

Рассмотрение телесности, двигательной деятельности человека в парадигме культуры встраивает их в пространство смыслов, символов, креативности. Если для характеристики двух предыдущих подходов телесности использовались такие метафоры, как «быть телом» и «иметь тело», то уровень культуры характеризуется через понятие «творить тело», где термин «творить» аккумулирует особенности культуросообразной деятельности[4].

Собственно культурный смысл, культурное содержание деятельности связанной с телесностью, формируется в процессе «встраивания» социального бытия телесности в систему культурных ценностей, идеалов, норм, ориентации. Результатом этого процесса — достижение (посредством использования соответствующих средств) со­размерности телесно-природных характеристик человека ценностям его подлинно социального, духовного, личностного развития (самореа­лизации, полноты бытия и самоощущения и т. п.); «воплощение» социально-человеческого и «одушевление» природного; овладение человеком своим телом, формирование потребности и способности его использования в соответствии с принципами культуры, этическими и эстетическими основаниями культуры[5].

Именно характер ценностных оснований осуществляемой здесь деятельности, направленной на использование, поддержание, формирование телесности; характер понимания смысла и значимости объекта воздействия, его трактовка на базе определенных нормативов и идеалов существенно различает обозначенные подходы к «языку тела».

А.Ш. Тхостов в своей монографии «Психология телесности» декларирует психосоматическое единство человека и рассматривает «нормальную» телесность и патологию телесности. В его психофизиологическом подходе тело есть универсальный зонд и должно осознаваться лишь на уровне своих границ, разделяющих мир и субъекта. Оно полностью подчинено субъекту. В состоянии нормального функционирования тело как бы «прозрачно», оно не осознается. В случае соматического заболевания тело становится собственным объектом сознания. Также тело становится собственным объектом сознания при освоении новых движений, при неспособности выполнить какие-либо действия, т.е. при столкновении с границами своих возможностей.

[1] Тищенко П. Д. Психосоматическая проблема (объективный метод и культурологическая интерпретация) // Телесность человека: междисциплинарные исследования. М.: Изд. Философского общества, 1991. с. 29.

[2] Новейший философский словарь / Язык тела [Электронный ресурс] — Режим доступа: http://opredelenie1.ru/noveyshiy-filosofskiy-slovar/ya/%22%DF%C7%DB%CA+%D2%C5%CB%C0%22.php, свободный. — (Дата обращения — 02.04.2012)

[3] Быховская И.М. Homo somaticos: аксиология человеческого тела. — М.: 2000. c. 113.

[4] Агарева М.В. Интерацептивная категоризация телесности – язык тела [Электронный ресурс] — Режим доступа: http://www.rusnauka.com/35_PWMN_2008/Pedagogica/38555.doc.htm, свободный. — (Дата обращения — 02.04.2012)

[5] Быховская И.М. Указ. Соч. c. 115-116.