Деятельность органов государственной власти по профилактике преступлений и правонарушений среди несовершеннолетних (на примере ОП ¦ 7 УМВД России по городу Екатеринбургу) — страница 44-46

Специалисты установили, что отмеченную специфику преступности тинэйджеров определяет своеобразный, отличный от взрослых, механизм становления подростка на преступный путь (см., например, работы А.И. Алексеева, А.И. Долговой, С.В. Бородина, В.Н. Кудрявцева и др.). Несовершеннолетние ограничены в своей активности и самостоятельности при взаимодействии со средой: они не выбирают себе родителей и воспитателей, подавляющее большинство не имеет собственных средств к существованию. При возникновении конфликтов, связанных, в одном случае, с нахождением в семье, которая не хочет, не может или не умеет их воспитывать, в другом случае — с неудачами в учебном заведении (в том числе напряженность в отношениях с коллективом или педагогами) и протестом, определяемым попыткой сохранения уважения к себе, средством снятия напряжения зачастую выступают девиантные досуговые связи и сближение с лицами криминального поведения.

«Мотивы роста» проявляются в самой противоречивой форме: подросток доказывает своему окружению, что он — личность, подчеркивая в то же время, что он как все. Мотивы поступков часто определяются «детским анархизмом»: хочу иметь все и сразу (угоны транспорта — от «хочу покататься на машине», кражи — от «хочу сладкого»); или вытекают из зависимости от взрослых и неумения находить законные способы обеспечения своих потребностей и интересов (побеги из дома, расправы над родителями или лицами, их заменяющими)[1].

Неправильное воспитание в семье, имеющее своим следствием формиро-вание отрицательных свойств личности, может быть обусловлено комплексом объективных и субъективных обстоятельств. Первая группа относится к демографическим показателям семьи (количество детей, состав, материальное и бытовое положение), связанным с условиями семейного воспитания. По статистическим сведениям 2010 г., 58,3% женщин имеют только одного ребенка, что ведет к изменению возрастной структуры населения, а следовательно, возникновению и упрочению внешней контрастности, взаимной нетерпимости поколений.

По данным исследований в воспитательных колониях, 40% осужденных воспитывались в неполных семьях; неудовлетворительным свое материальное положение посчитали 47% опрошенных, а основным мотивом преступления его назвали 37%. Вторая группа касается взаимоотношений между членами семьи. Выделяются три формы криминогенного влияния взрослых членов семьи на детей: активная (вовлечение детей в пьянство, разврат, употребление наркотиков) – по результатам анализа уголовных дел она наблюдается в 15% случаев; пассивная (подают пример безнаказанного аморального и противоправного поведения) – в 48%; безразличная (выталкивание детей на улицу, равнодушное отношение к ним) – в 37%[2].

Отрицательное поведение взрослых членов семьи способствует тому, что несовершеннолетний усваивает негативную ценностную ориентацию, реализуя ее в собственном антиобщественном поведении. Однако преступник может выйти и из хорошей семьи, где существует проблема неправильного воспитания (ребенок избалован, что приводит к неправильному формированию у него соотношения потребностей и возможностей). В итоге это порождает иждивенчество, социальный паразитизм и делинквентное поведение. Следовательно, недостатки семейного воспитания в совокупности с другими факторами «взращивают» в подростке «внутреннюю» криминогенность, которая находит свое выражение в девиантном, а затем и преступном поведении. Так, 29% опрошенных школьников считают, что если цели легче всего достигнуть противоправным способом, то им нужно воспользоваться, 13% не смущает, что их противоправные действия могут причинить вред конкретным людям.

В среде несовершеннолетних на сегодня наиболее распространены следующие виды девиантного поведения: а) пьянство; б) наркомания и токсикомания; в) сексуальные перверсии (извращения).

Криминологический аспект пьянства заключается в постепенной деградации личности. Алкогольная деформация может характеризоваться большей или меньшей степенью криминогенности, тот или иной уровень такого изменения находится в прямой зависимости от степени и характера злоупотребления спиртным (более 71% опрошенных несовершеннолетних преступников употребляют алкоголь). Не менее остро в подростковой среде стоит проблема наркомании. Среди несовершеннолетних с антиобщественной направленностью знакомы с действием наркотиков около 54%. Несовершеннолетние не располагают достаточными денежными средствами для приобретения наркотиков, что зачастую и определяет главную цель преступления – получение необходимой суммы[3].

Большую роль в механизме допреступного поведения играет ненадлежащее половое воспитание подростков. Обилие информации, половая акселерация и возникающая на ее почве сексуальная агрессия ведут к половой распущенности и совершению несовершеннолетними преступлений на сексуальной почве. Отсутствие правильного педагогического подхода к образованию подростков в этой сфере ведет к неверному восприятию взаимоотношений между полами.

Степень поведенческой деформации может служить основой прогнозирования не только вероятности совершения преступлений, но и их характера при определенных обстоятельствах, поскольку она отражается на степени общественной опасности преступлений несовершеннолетних, предопределяет отчасти и те ситуации, в которых подростки могут оказаться.

[1] Долгова А.И. Криминология: Краткий учебный курс. М., 2001. с. 245.

[2] Голубничая, Л.С., Широков, В.А. Деформации нравственного и правового сознания подростков, как причина преступности несовершеннолетних (на примере разных возрастных групп) // Российский криминологический взгляд. 2008. – № 1.

[3] Голубничая, Л.С. Некоторые аспекты семейного неблагополучия и преступность несовершеннолетних // Академический журнал Западной Сибири. – 2007. – № 4.